Александр тягны-рядно: «фотография уходит в никуда»

О «народной» фотожурналистике, фотографическом «слухе» и о том, куда же вправду движется мастерство фотографии – в интервью Александра Тягны-Рядно, секретаря Альянса фотохудожников России, участника Международной журналистов Федерации и Союза России живописцев ЮНЕСКО, трудившегося в качестве фотографа и фоторедактора в «Журналисте», «Советской культуре», «Известиях», «Собеседнике», вторых журналах и газетах, сейчас  — свободного фотографа, сотрудничающего с разными изданиями, издательствами и агентствами. Александр — участник многих выставок и фотосалонов в России и за пределом, создатель нескольких фотокниг и 42-х персональных выставок.

Александр тягны-рядно: «фотография уходит в никуда» — Вы как-то говорили, что во времена СССР было в чём-то значительно занимательнее снимать. Во многом вследствие того что было сложнее «протащить» фотографию через идеологический отбор. А что на данный момент, в то время, когда нет для того чтобы особой цензуры и идеологического отбора?

   — Да на данный момент-то и фотография отсутствует. В случае если сказать по солидному счёту. Она никому не нужна. Исходя из этого возможно протаскивать что угодно.

Что имеется, то и ставят. Либо делаешь сайт – и даёшь что желаешь, никаких неприятностей. В действительности фотожурналистика, в привычном смысле этого слова, на глазах у отечественного поколения умирает. В противном случае, что сравнительно не так давно создано – издание «Русский репортёр» либо агентство «Коммерсанта», каковые превосходно трудятся – это лишь исключения из правила. Данной третьей старейшей профессии в недалеком будущем, думаю, останется только маленький клочок.

Само собой разумеется, в фотографии, не считая журналистики, имеется еще реклама, гламур, агентская, арт-фотография. Во всех этих ипостасях будет происходить определенное перераспределение. Большинство фотографов уйдет в арт-фотографию, не смотря на то, что, само собой разумеется, и целый громадный конгломерат гламура останется, индустрия моды будет на этом держаться.

Александр Тягны-Рядно: Из серии о Москве

   — Как и чем конкретно работа фотографа в газете либо издании отличается от работы в сети?

   — Работа в сети здорово отличается от газетной либо журнальной. Тут, в первую очередь, денежный вопрос. Оплата работы фотографов в сети совсем мизерная. Как и журналистов по большому счету.

Чем и обусловлено всё это интернет-качество – в то время, когда просматриваешь какие-то материалы, чувство, что это сделано копипастерами, студентами какими-то, каковые за 10 долларов готовы написать что угодно. Что касается качества фотографий, то оно, возможно, не так заметно:  проскакивает мимо фото и всё. Легко обычно фотографии, каковые употребляются, берутся безвозмездно из того же интернета – таких снимков, возможно, процентов 80-90.

И эти фотографии во многих случаях  сняты легко мыльницей либо телефоном. Уровень качества телефонов, каковые имеется у любого журналиста, существенно превышают тот качественный уровень, что нужен для интернета. И вот в этом еще одна особенность. Раньше для издания необходимо было хорошее уровень качества, но не каждый себе имел возможность разрешить аппаратуру для обеспечения для того чтобы качества.

А на данный момент телефон может позволить себе любой. Так, соответственно, и пишущая, и фотожурналистика переходят в стадию «народной» журналистики – сейчас любой может снять то, что происходит, и выложить это в сети. И довольно часто кроме того большие агентства не отправляют на задание фотокорреспондентов с дорогостоящей, требующей  страховки аппаратурой, а берут фото с телефонов простых людей, берут то, что приходит случайно.

И телевидение на том же начинает строиться, по причине того, что и видео возможно снять на тот же телефон. Вот этим, с одной стороны, наступлением интернета, а, иначе, наступлением гаджетов, каковые снабжают приличное уровень качества фото, видео и всего остального, обусловливается такая уничижительная позиция фотографии по большому счету и фотожурналистики а также.

Александр Тягны-Рядно: Из серии о Москве

   — Другими словами, обращение, вправду, идет о вырождении…

   — Да. Но я не вижу в этом ничего для того чтобы уж ужасного. Вот, к примеру, на данный момент мы говорим о живописцах лишь применительно к области мастерства. Но, в случае если отыскать в памяти историю, фотография зародилась всего лет сто с маленьким назад, а до этого газеты выходили с картинками: все функции фотографии делали живописцы.

Они ездили по различным государствам, зарисовывали диковинных животных, пейзажи, картины с производства — всё, что угодно, и публиковали это. Позже пришла фотография, она их вытеснила — в естественное лоно мастерства. Рудименты эти остались в американских судах – в том месте нельзя фотографировать, и фрагменты совещаний фиксируют картинками. Я думаю, это и у нас не так долго осталось ждать будет. Сравнительно не так давно наблюдал телевизор: всех фотографов выгнали из зала суда, где рассматривалось дело борца, убившего кого-то.

Так что тут вместо фото останутся картинки — работа для живописцев, маленькая нишка такая, журналистско-художническая. Так, я думаю, и в фотографии останется когда-нибудь маленькая ниша, сугубо фотографическая, для специалистов, а все другое займет та самая «народная» фотография  — из ниоткуда и отовсюду.

   — Вы сами рисуете?

   — В юные годы  рисовал, занимался оформительством каким-то в студенчестве, декорации Мише Задорнову, кстати, рисовал – мы с ним получали образование Столичном авиационном университете, он заканчивал, я начинал, так я рисовал декорации для его пьес.

Александр Тягны-Рядно: Из серии о Москве

   — Каких, к примеру?

   — не забываю последний спектакль, что он делал в МАИ как режиссер-постановщик для студенческого театра – «Человек с огурцом» именовался. Это были капустники, такая интересно-забавная студенческая судьба. Исходя из этого начальные навыки в рисовании у меня имеется, по окончании я слушал лекции в Суриковском университете, у меня большое количество друзей живописцев,  общение с ними подпитывает меня сильно таковой арт-составляющей.

   — взгляд художника и Взгляд фотографа в чем-то сродни…

   — Само собой разумеется, и не просто сродни, это практически однокоренные искусства визуальные. И исходя из этого без подпитки художественной, без для того чтобы общения, без художественного видения фотография бы погибла. И довольно глупо сказать о том, дабы обучаться фотографии, необходимо наблюдать фотовыставки. Не нужно наблюдать фотовыставки, нужно наблюдать художественные выставки, слушать музыку, просматривать книги…

   — А возможно ли заявить, что фотография легче, чем живопись? Либо это все же различные вещи, каждое требующее собственное?

   — На первый взгляд, само собой разумеется, легче. Особенно на данный момент. Все, кому ни лень, смогут забрать фотоаппарат… Да, фактически говоря, и кисточку многие берут без образования и начинают что-то «лепить».

Ну, возможно, фотография однако в какой-то степени легче, она сама упростилась сейчас: ничего не нужно разводить в ванночках, не нужно наводить на резкость, необходимо лишь нажимать на кнопку. Но однако каких-то важных фотографов больше не стало. Другими словами, от количества фотографической массы уровень качества ее не очень сильно возросло. Имеется определенное ограниченное число людей, каковые реально занимаются фотографическим мастерством, их работы полезны чем-то и вправду занимательны.

А огромная масса нажимает на кнопку, и это все уходит в никуда. Такое же и у живописцев, возможно, соотношение. Думаю, во всех областях творчества, оно приблизительно однообразное.

   — Возвращаясь к теме интернета, копипаста, рерайтинга…Так как тут разумеется поднимается вопрос об авторских правах, это же полное нарушение?

   — Да, да, к сожалению, у нас идеальное бесправие, в особенности в области фотографии, да и в литературной области также достаточно. Единственно, где более-менее наведен порядок – это в музыке, в том месте солидные хватает деньги, имеется юристы, большое количество той практики юридической, которая к этому подключается. Что касается беззащитного применения фотографий, то года три-четыре назад началось активное противодействие этому воровству в сети со стороны фотографов.

Но это так муторно и тяжело!.. Кроме того если ты победишь суд, то тебе нужно вести его в течение года. Ну, доплатят тысяч 10-15. Несложнее плюнуть, снять пара фотографии для какого-либо печатного издания, взять те же деньги.

Не смотря на то, что на данный момент все же меньше стали воровать у каких-то известных фотографов, у тех, кто на виду. Но в общем это очень сильно неурегулированный вопрос.

Александр Тягны-Рядно: Из серии о Москве

   — Вы, точно, как фотограф, неоднократно прибегали к каким-то уловкам, дабы пробраться в том направлении, куда не пускают? К каким, к примеру?

   — Самая несложная уловка – работа под дурачка: я, дескать, ничего не знаю… Был один случай, еще в  финише 90-х я в первый раз приехал в Лондон: одно агентство, с которым я трудился, пригласило, типа практики-стажировки мне устроило. Это было в июне, а в этом месяце первая суббота —  Сутки рождения королевы, имеется таковой официальный праздник.  И я говорю в агентстве: ребят, я желаю королеву снять. А мне в ответ: ты что, с ума сошел, мы подаем заявки за шесть месяцев, в том месте такая бюрократия.

Ну, думаю, хорошо. Утром сел на электричку, доехал до вокзала Виктория, до Букингемского дворца прошел. У меня тогда еще три фотоаппарата на шее висело, была и  слайдовская пленка, и черно-белая… не как на данный момент, не всё на одну цифру снимал.  Был я для того чтобы уважаемого вида человек, обвешанный фотоаппаратами. И вот висит какая-то ленточка, я перешагнул и отправился дальше.

Стоят милицейский, ну, возможно, думают, человек, в случае если идет, то ему нужно. И никаких вопросов. Я перешел площадь перед дворцом, а в том месте стоит огромная масса людей фотокорреспондентов, ожидают приезда королевы.

Я поднялся с ними, дождался и снял королеву. На следующий сутки показал – мои приятели все в кошмаре: как? Ну, вот, сработала самая несложная уловка. Либо вот на данный момент армейские фотографы применяют «лейку», а это весьма обманчивый фотоаппарат, мелкий с мелким объективчиком.

Привыкли все, что у фотокорреспондента должен быть во-от таковой объектив, штатив, вспышка, а тут  вешается мелкий фотоаппарат, и, к примеру, Юра Козырев бегает по войне и все снимает. На него не так очень сильно обращают внимание. Я также пробовал.

Это реально трудится. Скажем, в случае если каких-то торговцев на рынке снимать, то лучше идти с мелким аппаратиком, с мыльницей по виду. Либо еще уловка — какое-то отвлечение внимания, применение чисто психотерапевтических приемов. Я обожаю снимать людей, но люди не всегда к этому  нормально относятся.

В то время, когда шуткой какой-то обходишься, в то время, когда дуришь голову, говоришь: да я не вас, я голубя. Ну, в принципе что-то клоунское в этом во всем имеется. Либо, к примеру, прошу какого-либо привычного подняться, а через него телевиком снимаю того, кого необходимо.

Это весьма распространенный прием. Ну, вещи незамысловатые, прямо скажем.

Александр Тягны-Рядно: Из серии о Москве

   — А были ли в вашей фотопрактике какие-то курьезные случаи?

   — Ну, в Барселоне, в то время, когда первый раз в том направлении приехал. Я по большому счету обожаю бродить, снимать, делать уличные фотографии. Улавливая какие-то флюиды, попадаешь в том направлении, где все время что-то происходит. И вот я попал в достаточно трущобный район, наподобие красных фонарей, наркота, какие-то типажи. И в том месте было наступление на меня,  с ножами-бабочками. А я так как ничего не осознаю по-испански, ну, по-английски, могу еще…Я лишь выучил – но абло эспаньоль (я не владею испанским языком).

И вот я держал руками аппаратуру, а ногами махал и кричал: но абло эспаньоль, как русским матом, с соответствующим выражением.  Ну, они мало подрастерялись.

Позже, не забываю, меня оттеснили к какой-то ограде, а в том месте дверь открылась, меня хороший человек втащил, дверь за мной захлопнул и проходными-задворками вывел… На следующий сутки я пришел в Общество русско-испанской дружбы, мне начали говорить, что вот в данный район лучше не ходить, вот в данный также, а я с апломбом знатока говорю: а-а, я тут уже был день назад… Вот так, добродился. Так как я не составляю очень никаких замыслов, снимаю город по какому-то собственному чутью, пробую уловить чувство, ритм города, вникнуть в это, поймать.

   — Другими словами, у вас нет каких-то задумок  – что снять? Это как отправится, да?

   — В случае если куда-то еду, то я наблюдаю, само собой разумеется, где что возможно. К примеру, где рынок находится, в том месте неизменно возможно что-то занимательное снять. Но очень многое интуитивно. У меня не совсем журналистский подход.

Вот в случае если забрать Сергея Максимишина, то он, в то время, когда едет куда-то, совсем конкретно знает: он будет снимать вот такую-то  тему, как раз тему, а я не обожаю снимать тему. Я обожаю фотографию не как литературу, в то время, когда я  обязан сделать какой-то мелкий рассказ про бочки, из которых делают самолеты в какой-нибудь Танзании, либо суда в Малайзии. Я обожаю фотографию как музыку, мне занимательна  жизнь в ее чувственном восприятии, музыка судьбы.

Нравится снимать все, что около.

   —  А как Вы относитесь к фотографии и синтезу литературы?

   — на данный момент время синтетических искусств. Самое занимательное – именно на стыках различных искусств находится. фотография и Литература, музыка и литература, а также видеоклипы показались – фотография с музыкой, это отдельная отрасль. А с литературой я связан достаточно прекрасно в течении судьбы, мне постоянно везло с хорошими текстами.

Одна из моих первых фотопубликаций была о проспектах в «МК». В номере было около 20 моих снимков, они шли блоками, так называемым «сквозняком» через всю газету – были на первой, второй, третьей, четвертой полосах. И вот эта публикация «сквозняком» шла со стихами Александра Аронова, достаточно известного поэта, трудившегося тогда в «МК».

Статья о проспектах была и в «Спутнике» с текстом Юрия Трифонова о Москве. Либо недавно я делал проект об Армении со известным текстом Андрея Битова, написанным об данной почва четверть века назад, Текст, перенесенный в наши дни, как бы иллюстрировал мои фотографии. Была книга и выставка – с этим моими снимками и текстом. А в один раз я взял заказ –альбом о Сахалине. Позже из серии привезенных с Сахалина снимков оказалось сделать выставку – с текстом Чехова.

Собственный «Остров Сахалин» Чехов написал лет 100 до того, я выбрал какие-то «куски» из этого очерка, соединил с фото – и оказалось, что ничего не изменилось за эти 100 лет  на Сахалине. Все, что писал Чехов, вот, прошу вас, день назад снято. на данный момент я делаю проект, что именуется «Поэзия.ру».

Это портреты поэтов, от шестидесятников, которых я застал: Окуджаву, Вознесенского, Сапгира, до совсем молодых, сегодняшних. Таковой срез фотографический. Довольно продолжительное время я трудился в газете «Культура», большое количество снимал, все время пересекался и пересекаюсь с людьми этого круга, мои приятели – писатели, супруга – поэт.

И вот делаю такую книгу-проект с их стихами и портретами поэтов о поэзии. У каждого поэта имеется стих в стиле «я монумент себе воздвиг…» либо «поэт  в Российской Федерации – больше, чем поэт» и т.д. У каждого.

Полностью. И вот я делаю такую подборку, антологию любителя, как я ее именую. Также получается фотографии и связь поэзии.

Александр Тягны-Рядно: Из серии о Москве

   — Ваш любимый поэт?

   — Моя супруга (смеется).

   — Да, вопрос, в этом случае, не совсем корректный. Ну, по окончании вашей жены?

   — Обожаю Пушкина и Бродского. Я достаточно всеядный. У меня нет для того чтобы направленного единственного интереса.

Я и в кино большое количество кого обожаю. И в литературе. И среди фотографов. Это неизменно какой-то дюжина.

   — Говорят, один из самых грандиозных фотопроектов был связан с Виндзорским замком – один журналист, допущенный снимать королевскую резиденцию, дал фотоаппарат мелкому принцу, сыну Дианы, и тот снял замок так, как он это видел…

   — Вот это также, кстати, пример «народной» фотографии…

  — Имеете возможность ли поведать о каких-то занимательных, масштабных фотопроектах прошлого, настоящего либо будущего, в Российской Федерации и мире?

   — Подобный проект мы делали в Альянсе фотохудожников, дали фотоаппарат и пара плёнок летевшему на околоземную орбиту астронавту Юрию Батурину, он между делом снимал, в корабля «Альянс» и из иллюминатора, позже из этого сделали выставку. Она проехала по всей России и за рубежом была неоднократно. Не такая громкая, не смотря на то, что достаточно увлекательная. Но, возможно, самый грандиозный проект, что я знаю на сегодня, это проект француза Яна Артюса-Бертрана.

Фотография с высоты птичьего полета. Проект фотографический, полиграфический, маркетинговый, в пара миллионов долларов. Выставка его фотографий была сравнительно не так давно и в Москве. Бертран арендует самолеты, летает, снимает, производит какое-то несметное количество альбомов, плакатов.

В первый раз я попал лет 10 назад на его выставку в Лондоне, и поразился не столько самим фотографиям – они, само собой разумеется, весьма увлекательны  и прекрасны – какое количество подходом его коммерческим, это фантастично! На площади около музея Виктории и Альберта находились стенды. на данный момент такие уличные выставки стали простыми. А он первым вывесил фотографии прямо на улице, их имели возможность взглянуть все.

Плюс к этому – громадный павильон метров 100 в длину с прилавками, где было всё – от ластиков за полфунта с его фотографиями до огромных альбомов. Тут был целый спектр товаров, различной цены, различного качества, но все – с его снимками. Вот что в Российской Федерации больше всего не достаточно в области фотографии, так это не фотографов либо аппаратуры, а вот таковой инфраструктуры около фотографии, всего того, что блестяще делает Бертран: он не просто снял фотографию и забыл, он создал громадный комплекс всего нужного, что доносит эту фот

ФОТОГРАФИЯ — ОБРАЗ ЖИЗНИ — ФОТОГРАФИЯ. ФОТОВЫСТАВКА А.ТЯГНЫ-РЯДНО


Интересно почитать:

Самые интересный результаты подобранные по Вашим интересам:

Уличная фотография — особенности жанра

Большая часть жанров в фотографии возможно легко выяснить либо обрисовать хотя бы по объекту съемки. В случае если фотограф снимает ландшафты и природные…

  • фотография и рок-н-ролл: каково это — снимать рок-звезд

    Джереми Харрис (Jeremy Harris), которому на данный момент 40, начал фотографировать рок-звезд еще в то время, когда был вашингтонским ребёнком и…

  • Марк коберт: «в россии рынка фотографий просто нет»

    Марк Коберт – художественный директор и куратор столичной Галереи хорошей фотографии. Человек, чья деятельность, в большинстве случаев, остается за…

  • Ольга свиблова: «фотография как путешествие во времени»

    Ставший классическим фестиваль «стиль и Мода в фотографии» проходит в Москве уже 8-й раз. Самое много выставок в рамках этого проекта открыл Мультмедиа…

  • Как снимать фотографии, которые вызывают восторг у людей. секрет пятый.

    Неизменно придавайте жизнь собственной фотографии. Возможно, это самое первое о чём забывают все любители, в то время, когда снимают собственных…

  • интервью с легендарным стивом мак-карри: о фотографии, глобальных изменениях и жизни

    За собственную 30-ти летнюю карьеру Стив Мак-Карри объездил большое количество государств, добираясь до самых отдаленных мест планеты и создавая…