Саша генцис: гонки за сфумато

 Саша Генцис, чью десятую персональную выставку — «Дуэты мира» — открывала  сравнительно не так давно Галерея хорошей фотографии, говорит о самой «фотогеничной» стране,  съемке с высоты и трех правилах пейзажной фотографии…

   — Вы соединяете фотографии в пары. Какова часть  случайности и запланированности в составлении этих пар?

   — Изначально пары были случайны.  Мысль дуэтов появилась полтора года назад, с того времени я переключился на поиск парности.  У меня около 5000 работ,  не довольно много за 12 лет занятий фотографией. Саша генцис: гонки за сфуматоТак или иначе я держу их перед глазами, и пары смогут складываться в ходе съемки.

Для меня «Дуэты» — не просто занимательный выставочный проект, а по большому счету проект творчества. В данной дуэтности – громадная глубина.  Одна фотография, если она хорошая, может о многом поведать.

Две фотографии, сделанные в различное время, в  различных пространствах, в различной технике, но имеющие что-то общее, стимулируют размышления людей о том, что их окружает, где они находятся, из-за чего они тут, что видят, мимо чего проходят. Мне хочется запустить у кого-то понимания и механизм наблюдения того, что же по большому счету происходит около. Хочется оторвать людей от айфонов, айпадов, от переживаний о прошлом и будущем и позволить осознания настоящего, как совсем неповторимого момента, наполненного необычными вещами.

   — У вас большое количество съемок в большой высоты. Это что – самолет, вертолет?

   — Что придется…

   — Воздушный шар приходился?

   — И воздушный шар был, в Мексике. В то время, когда имеется минимальная возможность встать, я использую ее максимально.  Подъем кроме того на маленькую высоту дает принципиально второй взор на отечественную планету. Отойдя от какой-то точки 100 м вправо, влево, вперед либо назад, возьмёшь приблизительно то же самое, что ты видел в той точке.

Но стоит тебе подняться на 100 м вверх, обстановка изменится кардинально. Я осознал это в Исландии, в то время, когда в один раз совместно со своим преподавателем, знаменитым шведским фотографом Хансом Страндом  поднялся на вертолете и заметил красоту, которую кроме того не имел возможности себе представить. Внизу ехала машина, и я внезапно понял, что люди в ней были фактически в этом же месте, где и мы, но практически 100 м По другому измерению  — и они ничего не осознали.

Возможно сообщить, кроме того не были тут… Верная точка взора определяет намного больше, чем техника. Люди по большей части соревнуются: у кого какая камера, объективы, Canon либо Nikon – в эту игру играются. А грубо говоря это не дает прироста ни в чем.

Фотография с позиций самой фотографии  за 100 лет изменилась, само собой разумеется, но не так революционно, как может измениться взор человека, поднявшегося на 100 м вверх.

Саша Генцис. Абстракция

   — Не каждый может позволить себе съемку с вертолета…

   — Да в общем съемка сверху – это не только взор с вертолета, это и взор с высоты людской роста: кроме того в то время, когда наблюдаешь  под ноги, пристально и творчески, довольно часто подмечаешь неповторимые вещи – пара моих дуэтов выстроено именно на  ассоциации того, что возможно заметить с вертолета, а что под ногами. И у зрителя кроме того нет понимания сходу – что из них что. Мое творчество не про то, что вот, дескать, берите вертолет либо самолет, а про то, что смотрите на мир, тренируйте необыкновенные взоры.

Кое-какие мои фото с самолета сделаны легко из его кабины, через иллюминатор. К примеру, «заглавное» фото к выставке «Дуэты мира» — снимок с мельницами. Эти мельницы может заметить любой на подлете к Копенгагену.

Мы все летаем на самолетах, и многие пробуют фотографировать. Да, неправильные условия, засветки, грязь, всё это так. Но в случае если этим заниматься, думать, держать фотоаппарат наготове, то 1 раз из 50 будет такая погода, что возможно снять шедевр.

   —  Вас сравнивали с Бертраном, с его грандиозными геопроектами?

   — До тех пор пока нет. Но, кто знает, может, еще и сравнят… Не смотря на то, что мы все-таки с Бертраном различные самую малость. У него имеется ограничения – фактор точки физического нахождения над поверхностью есть главным: в том месте неизменно почва, снятая с громадной высоты.

Для меня это не основное.

   — Чисто технически – как делаете собственные фото?

   — Снимаю на пленку, камера Hassellblad Хpan.  Проявляю, сканирую, приобретаю громадной файл, под 70 мегапикселей, и дальше поступаю весьма бережно, стараясь сохранить то, что имеется: минимум кадрирования, обработки. «Дуэты мира» — это цветная лазерная печать.

Саша Генцис. Фото с выставки Коллекция снов Саши Генциса

   — Вы вычисляете, что все же лучше снимать на пленку и сканировать, чем пользоваться хорошей цифровой камерой?

  — Пара лет назад я бы заявил, что лучше пленка и лишь пленка. на данный момент технологии без шуток совершенствуются, и имеется среднеформатные цифровые камеры, каковые дают кроме того лучшее уровень качества.  К тому же у  пленки меньше возможности маневра – в случае если внезапно стали более тяжелыми условия освещения, пленку не поменяешь  посредине. С «цифрой» несложнее, поменял настройки и снимай в темноте – так как в пейзаже нет вспышек, неестественный свет не употребляется.

Но дело в том, что моя камера снимает панорамно. И как раз таковой – панорамный – мой персональный взор на мир. Второй формат меняет мое восприятие. У меня кроме того непанорамные кадры представлены в долгом панорамном смысле, все мои 5000 фото такие, нет ни одного привычного формата 4Х3 либо квадратного 4Х4.

В то время, когда я наблюдаю через видоискатель, я вижу кадр, какой имеется. И в таком виде стараюсь его донести до зрителя. И еще.

Самое громадное преимущество данной камеры – легкость: 2 кг со всеми объективами.

   — А какие конкретно у вас объективы?

   — К данной камере имеется всего 3 объектива. Ограничения разрешают больше думать о творчестве. Так как в то время, когда производитель производит 150 видов объективов, появляется вывод, что приобретение нового окажет помощь улучшить уровень качества фотографии. В моем случае кроме того нереально думать об этом: объективы и камера сняты с производства.

То, что у меня имеется – это все, что имеется. Собственные объективы я именую – «близко», «средне», «на большом растоянии».  Это не верно уж «на большом растоянии», как другие «на большом растоянии». И не так уж и «близко». Но у меня имеется познание, что вот эти ситуации нужно снимать одним объективом, а те – вторым. И всё.

Дальше я собственный взор. Собственный познание того, что Примечательно, что не весьма интересно людям. Иду по пути совершенствования как раз в чистом творчестве, не думая об обеспечении техническом. Довольно много Сейчас создано псевдоценностей.  Люди берут много всего, ожидают результата, он не дается, они расстраиваются. Дорога довольно часто выстраивается под деньги, не под творчество.

Отыскать отличие между двумя камерами, выпущенными в текущем году и 5 лет назад, весьма сложно. Но, в случае если взглянуть описание, они в том месте совершенно верно будут. И кто-то сообщит: «О!

Раньше было 12 мегапикселей, на данный момент 18! Старое не хорошо. Исходя из этого я так не хорошо фотографирую…»

Из дуэта — Арены Испании Из дуэта — Арены Испании

   — Имеете возможность назвать пара главных слов, дабы охарактеризовать собственные снимки? 

   —  Главные слова изменяются. Лет 6-8 назад я бы заявил, что снимаю туманы, воду да и то, что под ногами. Были такие три момента, на которых я концентрировался, каковые пробовал отследить. А на данный момент — «Дуэты».  Это обобщающее  понятие, оно над конкретикой. Дуэты смогут быть и в тумане, и без… на данный момент я поглощен идеей дуэтов. И в скором будущем буду заниматься ею. Что это будут за дуэты, что с чем я смогу сравнить – никому не известно.

Но, пологаю, что отыщу что-то занимательное. У меня  большое количество замыслов.

   — Каких, к примеру?

   — Снять все гейзеры отечественной планеты. Почва громадная, но мест, где из-под почвы бьет вода фонтанами, всего 5. Кое-какие, действительно, говорят: 6, причисляя к данной пятерке парк в Аргентине, но кто-то уверен в том, что это не подходит, и в расчет не берет. Нужно проверить. Я уже в трех местах был – в Исландии, Новой Зеландии, Чили. В текущем году собираюсь увидеть гейзер в Йеллоусто?нском национальном парке, в Соединенных Штатах.

Камчатку оставляю на позже, она у меня – венец.

   — Вы говорили о собственном преподаватель. Поведайте  о нем, чему  вы у него обучились?

  — Ханс Странд — победитель «Hasselblad Master Award 2008». Я с ним пара раз путешествовал, он делился своим взором на мир, не могу сообщить кроме того – мастерством,  скорее он создавал верную воздух, в которой люди, каковые этим творчеством живут, имели возможность что-то у него взглянуть. Он дал пара полезных советов.

Не то, дабы он писал их на доске, строго формулируя слова. Это моя интерпретация…

   Совет первый, несложный и понятный. Его я проверил на своем  опыте. Неизменно в пейзажной съемке применять штатив: мы довольно часто ленимся его добывать, думая, что освещение такое, что это необязательно.

Но это реально необходимо, это открывает мир фотографии совсем по-второму.

   Второй совет. Также поразил простотой. Фотографировать возможно и необходимо неизменно.

Частенько мы  думаем: мрачно, идет ливень, ничего не видно, не окажется. Ничего аналогичного. И в ливень, и в слякоть, в то время, когда солнца нет, в то время, когда солнце светит – в случае если имеется объект и хоть какой-то свет, на него падающий, нужно фотографировать.

Не ограничивайте себя условиями и временем. Пробуйте отыскать собственный кадр неизменно.

    И третье – чаще отказывайте себе в съемке того, что несовершенно. Если не нашли кадра, не делайте промежуточных снимков. «Промежутки» никому не необходимы. Если вы отказались от них, это более полезно, чем если бы вы сделали снимок, а позже закинули его на полку. Не требуется нажимать кнопку, думая, что пленки большое количество, она все стерпит, позже лишние кадры выброшу. Необходимо забрать, закрыть фотоаппарат и пойти искать лучший кадр.

В момент этого ограничения в съемке появляется творчество.

Из дуэта След безмятежности. Российская Федерация Из дуэта След безмятежности. Бирма

   — Вспомните какую-нибудь историю, связанную с тем либо иным снимком?

  — Имеется у меня снимки чёрного многокилометрового тоннеля в Исландии – его пробила под почвой лава. Я в том месте 3 с половиной часа фотографировал, и удивление было в том, что в то время, когда показал, много-много времени на это израсходовал – долгая экспозиция: стало известно, что пленка лучше передает цвета, чем глаз. Я думал до этого, что глаз более надежный и богатый…

   — Возможно, пленка преувеличивает?

   — Кто знает. Как бы то ни было, я этих цветов не видел. А на пленке они имеется. И  эти цвета больше нравятся…  По большому счету со многими работами связаны занимательные и самые различные истории. не забываю, как в один раз гонялся за сфумато, но эти «гонки» стоили того: оказался неожиданный дуэт «динамика и Статика»: волны скальных пиков в Чили и морские волны, усеянные рыбой – во Франции.

Благодаря фотографии очень многое открыл для себя. К примеру, в пустыне Гоби, которая ассоциируется с страшной жарой, имеется место, где ни при каких обстоятельствах не тает снег. И  еще через эту каменную пустыню тянется бархан длиной 150 км.

Бархан большой, метров 40. Как и кто его насыпал – одному всевышнему известно.

   — Вы большое количество путешествуете и довольно часто смотрите на мир с высоты. Какое место на Земле, по-вашему, самое прекрасное, и какие конкретно краски с какой страной ассоциируются?

   — Самое прекрасное – Исландия.  Тут инопланетные краски, ядовитые, зеленые, красные, фиолетовые, таких больше нигде и нет. Япония полностью пастельная, с весьма мягкими переходами. Шпицберген – это лед, мягкий свет, большое количество дерева: избушка древесная в том месте прямо светится северным, неярким, но весьма глубоким светом.

Америка у меня ассоциируется с каньонами, с их красной почвой.

   — А Российская Федерация?

   — Какой цвет у России?… Бесконечный, в случае если возможно так сообщить. Не тёмный, но и не весёлый. Слово «серый» в принципе может подойти.

Но цвет данный весьма не простой. В чем сложность оценки России: между точками притяжения — огромные расстояния. То, что имеется в той же Исландии, так или иначе разбросано по России.

  Но в случае если в Исландии ты  выходишь из отеля, то дальше, как в калейдоскопе: поворачиваешь за угол, перед глазами изменяется красное, желтое, зеленое, все сконцентрировано. А в Российской Федерации до какого-либо увлекательного места возможно много километров ехать, к тому же нужно отыскать, на чем. Я осознаю, как неповторима Российская Федерация, но осознаю да и то, как не легко делать в ней  настоящую фотографию с позиций доступности, возможности бытовой.

Сравнительно не так давно  видел в Goоgle, как выглядит Якутия со спутника. По разнообразию красок –  уникально полностью. Но через всю Якутию идет одна дорога.

Физически одна. Якутск-Магадан…

   — В действительности кроме того и ее нет…

   — Вот видите… Я осознаю, как могу развивать идею дуэтов в других государствах. Но вот в Российской Федерации — как это делать, пока не знаю.

Разговаривала Катерина Кудрявцева

 Источник: Фотокомок.ру – обзоры и тесты фотоаппаратов (при цитировании либо копировании активная ссылка необходима)

ДАНИИЛ ХАРМС «старая женщина» (театральная постановка ВГИК)


Интересно почитать:

Самые интересный результаты подобранные по Вашим интересам: