Собаки лают — караван идёт (интервью с львом долгачевым)

Собаки лают - караван идёт (интервью с львом долгачевым)

В далеком прошлом желал пообщаться с кем-либо из увлекательных фотостокеров один на один, а не в шумной суете форума. Задать вопросы, узнать ответы, возможно чему-то обучиться, ну либо по крайней мере удовлетворить собственный (а заодно и чужое) любопытство… Вот, таковой случай и представился…

Благодарю за это таллиннскому фотографу — Льву Долгачеву (кстати, автору одной из статей о микростоках), что дал согласие ответить на мои вопросы о себе, собственной работе и о микростоковом бизнесе в целом. Вот какой у нас оказался разговор:

Лев, возможно, давай начнем разговор сначала. Поведай, как ты пришел в фотобанки? Как все завертелось?

Пришёл так — что-то где-то услышал от друзей, отыскал какие-то материалы по теме и прошёл регистрацию в нескольких фотобанках как фотограф. Было это в октябре 2005-го года, другими словами приблизительно годом ранее.

По тем временам у меня было мало что предложить на продажу — я тогда снимал ветхой плёночной лейкой уличные сценки и был хорошим streetlife фотографом — заметил занимательного человека, подошёл в упор (я ни при каких обстоятельствах не снимал на улицах телезумом, постоянно подходил к людям близко, под конец я уже дурака и снимал большие портреты незнакомых людей на улицах фиксом 24мм), снял, поблагодарил, если тебя увидели, отправился дальше. Весьма занимательный спорт, весьма различный в различных государствах.

В Париже люди реагируют на тебя так, в Стокгольме — в противном случае, где-то ещё — ещё как-то. Но по большому счету люди весьма невнимательны и в большинстве случаев просто не подмечают того, что их снимают, даже в том случае, если это делать в упор. Это время от времени думается немыслимым, но это — факт. В следствии частенько получались занимательные кадры.

Что-то из этих ветхих уличных фотографий до сих пор возможно заметить у меня на сайте.

Но для фотобанков это всё не доходило. Я не имел никаких разрешений на продажу этих карточек от людей, каковые попадали ко мне в кадр — это раз. А два — по техническому качеству они не совсем соответствовали тому, чего ожидают от коммерческого продукта инспекторы ведущих банков.

Исходя из этого стартовал я с достаточно скудным комплектом тех собственных городских уличных карточек, на которых не фигурировали люди, и практически меня приняли лишь на fotolia. Позже что-то в том месте несколько раз реализовали, я был рад, бодро довёл размер портфолио картин до ста, и на этом успокоился. Приблизительно так смотрелась первая часть марлезонского балета.

В то время я уже решил заняться постановочной, студийной фотографией людей — ну, на улице очевидно стало через чур холодно снимать. А меня весьма пёрло от фотографии, я просто не мог остановиться и ожидать весны. С фотобанками это никак не было связано, о фотобанках я к тому времени по большому счету успел забыть. Легко хотелось снимать, без какой-то конкретной цели. Попёрло — и не имел возможности остановиться.

Благодаря уличным кадрам, меня, как фотографа, уже мало знали, исходя из этого в то время, когда я сообщил в собственном блоге о том, что желаю попытаться обучиться снимать людей при искуственном свете и пригласил к сотрудничеству тех, кто желает попытаться себя в качестве моделей, то как-то сходу довольно много людей отозвалось с жаждой посотрудничать. И с того времени всегда появляются новые и всё новые, уже кроме того и неясно, откуда.

Я стал вместо уличных сценок снимать постановочные кадры, неспешно ушёл с плёнки на цифру, со строительных галогенок на обычное импульсное освещение, и без того потом. Всё время хотелось пробовать что-то новое, что-то как-то делать лучше. В общем, не до фотобанков было совсем, и свободного времени ни на что, не считая обработки и съёмки фоток не оставалось.

А позже пришла весна, и я как-то прознал, что огромные деньги, каковые я получил к тому времени на фотолии, возможно вывести через moneybookers и потрогать живьём. До этого я как-то и не вспоминал об этом. Что-то продалось — и здорово. Кто-то заплатил за мою фотографию — и супер.

А здесь появлялось, как в анкедоте про ГАИшника, что тут, выясняется, ещё и деньги платят. Огромных денег, заработанных на фотолии, хватило ровно на бутылку текилы, я отправился, приобрел её, налил, срочно выпил и сообщил сам себе сейчас я настоящий фотограф, раз мне платят за это деньги. Вот эту бутылку я уже получил фотографией.

Это было приятно. И идея о том, что кто-то заплатил живые настоящие деньги за мои карточки, и текила.

А практически спустя семь дней один из моих друзей сказал о том, что с того момента, в то время, когда мы приблизительно совместно регистрировались в фотобанках в осеннюю пору, он получил продажей фоток суммарно 1000 долларов. Фолклёрно-хорошую штуку баксов. И я поразмыслил — пора, возможно, и мне уже прикрутить собственный краник к данной трубе, раз по ней идут деньги.

Я задал вопрос моделей, с которыми к тому времени работал, кто из них согласен подписать мне релизы, многие с наслаждением это сделали, и я отправился в фотобанки по-взрослому. С мая 2006-го года.

И каким был первый опыт?

Первый месяц был самым тяжёлым. Оказалось, что мои карточки обработаны под веб, и в 100% повышении местами выглядят легко плохо, по большей части из-за весьма сильных перешарпов — я старался делать так, дабы карточки в мелком размере были достаточно резкими и совсем не беспокоился о том, как это выглядит фулл-сайз. Незачем было. В сети прекрасно смотрелись, на бумаге — также. Этого хватало. В следствии я взял массу отказов от фотобанков, в особенности от ведущих.

Время от времени просто не брали, время от времени растолковывали: хорошие работы, но мы не можем их забрать, они сломаны. Сначала я ругался с инспекторами, но как-то скоро осознал, что они правы. Коммерческий продукт должен быть безукоризненным либо, как минимум, стремящимся к безупречности.

Халява не проходит. Исходя из этого весьма многие из моих лучших работ того времени так и не попали в фотобанки — в том месте имеется хорошие карточки, замечательно обработанные, но совсем сломанные последующим повышением резкости, и обратно этого уже не вернёшь. А делать их заново из исходных raw-файлов у меня нет времени, да уже, возможно, и не требуется.

Дальше, в то время, когда я при обработке новых карточек уже знал, чего как раз с ними делать не нужно, всё пошло бодрее и радостнее. А сначала было сложно.

Поведай, какой аппаратурой ты на данный момент пользуешься?

Canon 5D, пара фикс-объективов, пара импульсников-моноблоков.

Планируешь что-либо поменять в этом комплекте? Либо тебе до тех пор пока этого хватает?

С одной стороны — хватает. Иначе — в то время, когда я не пробую чего-то нового, я начинаю закисать. Так что, возможно, не так долго осталось ждать добавлю в поле опытов ещё несколько вспышек и три-флектор.

Твой любимый жанр в стоковой фотографии?

Дамы, возможно. По всему получается, что так. ;]

Это заметно. 🙂
Если ты не против, давай мало остановимся конкретно на твоем рабочем ходе. Уверен, многим это будет весьма интересно… Как ты строишь общение с моделями, как готовишь их к съемке? Пользуешься ли ты одолжениями визажиста либо доверяешь данный процесс самой модели?

В 99% случаев работа идёт с визажистом. Фотомейк — это фотомейк, с тем, как себя модель красит, планируя на праздник либо на работу, это имеет мало неспециализированного.

Как строится общение с моделью? По-различному строится. Но в целом — тут же нет ничего сложного. Я — фотограф, которому весьма интересно поработать с данной моделью. Она — модель, которой весьма интересно поработать со мной.

Значит, обоюдное желание посотрудничать уже имеется. А другое прикладывается в ходе. Я на протяжении съёмки в большинстве случаев говорю моделям, что и для чего делаю. Из-за чего свет поставил так, а не в противном случае. Из-за чего это.

Для чего то. Неизменно идёт коммуникация. Модели должно быть прекрасно, комфортно и весьма интересно, в противном случае вряд ли окажется сделать хорошие фотографии.

Имеется ли у тебя кумиры среди стоковых фотографов?

Кумиров, как таковых, нет. Имеется приятели, имеется коллеги, имеется соперники. У всех и каждого — собственный путь. Среди фотографов на этом рынке на данный момент около сотни довольно важных игроков, и любой из них идёт своим путём.

Я также иду своим, причём ежедневно он мало изменяется, данный путь. коммерция и Творчество — два весьма динамичных процесса, подразумевающих постоянное перемещение, постоянные мелкие трансформации, подстройку под обстановку, попытки прощупать какие-то новые пути, а стоковая фотография — коммерции и сплав творчества. Исходя из этого пути и методы всегда меняются, неизменно.

Для меня это так.

В случае если же говорить о каких-то условных фигурах, я могу назвать одно имя — Лорин Риндер. Я не могу назвать его кумиром, но конкретно могу назвать преподавателем. Преподавателем не в фотографии, мы с ним снимаем весьма различные вещи, и весьма по-различному. Преподавателем скорее в стоковом бизнесе.

Это — живой пример человека, что в течении десятилетий делал royalties одним из источников крепкого дохода и превосходно в этом преуспел. Лорин — голова. Совсем сказочный дед, дай Б-г каждому так, как говорится.

А среди русскоязычной компании фотостокеров можешь выделить пара заметных имен?

Сергей Анатольевич Пристяжнюк, он же Заставкин. Весьма умный человек, что из всех знаменитых мне русскоязычных фотографов, сумел выстроить самый крепкий бизнес около стоков. Если ты либо я прямо на данный момент на год забудем про стоки по большому счету, и ровно через год удостоверимся в надежности какое количество мы на данный момент получаем в неделю, то, с огромной степенью возможности, найдём, что отечественные доходы сократились в несколько раз.

А вдруг такой же фокус попытается сделать Сергей Анатольевич, то он, с громадной степенью возможности, найдёт, что его доходы, наоборот, выросли. По причине того, что его бизнес основан на применении прибавочной цене, а отечественный — на собственной работе. Исходя из этого он — большой молодец.

И уж совершенно верно заметная персона в среде русскоязычных фотостокеров.

В случае если же сказать не о бизнесе, а о фотографии, то их всех стоковых фотографов мне больше всего приятен, как зрителю, мой дорогой друг из Швеции Mikael Damkier. На весьма многие из его работ я могу наблюдать подолгу и приобретать от этого огромное наслаждение. Это — один из лучших фотографов на стоках на данный момент, по моему точке зрения.

Поделись собственными ближайшими планами и сегодняшними достижениями.

В ноябре я реализовал больше 9.000 фотографий. В скором будущем собираюсь выйти на 15.000 продаж в месяц. Дальше — посмотрим.

Как ты относишься к самой идее микростоков?

Мысль так же хороша, как мысль любого бизнеса, связанного с пассивным доходом от объектов авторского права. Книги, музыка, фото. Всё, что возможно скопировано и реализовано нескончаемое количество раз без утраты исходного качества.

В этом смысле royalty-free лицензирование — клондайк для тех, кто в состоянии делать иллюстрации и хорошие фотографии, потому, что любая легальная продажа приносит автору деньги и количество продаж ограничено лишь настойчивостью автора и коммерческим потенциалом работ в жажде предложить эти работы как возможно большему числу потенциальных клиентов.

Тебе имеется что возразить фотографам, каковые утверждают что микросток убивает фотобизнес?

Мне нечего им возразить. Для чего я стал бы им возражать? У них собственный фотобизнес — пускай им и занимаются.

Те, у кого это получается удачно, вряд ли участвуют в каких-то прениях о вреде микростоков. Те, у кого не получается — неудачники, каковые постоянно будут утверждать, что им мешают танцевать микростоки, другие фотографы, нехорошие события, не сильный аппаратура и без того потом. Нет никакого смысла им возражать.

Псы лают — караван идёт.

Твой прогноз на ближайшее время: как будет развиваться отрасль, какие конкретно имеется неприятности, какие конкретно имеется успехи. В общем, весьма интересно твое личное вывод о возможностях микростоков.

Возможности огромные. Как для фотографов, так и для новых фотобанков. Рынок для стоковых карточек фактически безразмерный и финиша-края этому видно не будет , пока чисто технологически фотография не будет вытеснена видео в рекламе, журналах и интернете. С какого-либо момента, непременно, везде будет видео — открыл издание, надавил пальцем на картину — и она ожила, превратившись из фотографии либо рисунка в кадр из фильма либо мультика.

Уже на данный момент мы видим, как блоги заполняются вставками с youtube, разрешающими прямо на них нажимать в этот самый момент же, не отходя от кассы, наблюдать видео. Для того чтобы будет всё больше и больше. Вероятно в какой-то момент всем важным игрокам на рынке нужно будет переквалифицироваться из фотографов в операторов и режиссёров. Жизнь всегда идёт вперёд.

Но сам рынок останется таким же безразмерным, требования к тем, кто создаёт медиа-контент. на данный момент мы фотографируем, в то время, когда времена поменяются — будем снимать видео. Это естественно.

Рабочие инструменты поменяются, вот и всё.

На ближайшие несколько лет я прогнозирую рост рынка стоковой фотографии в арифметической прогрессии. Взрывов не будет, но стабильный рост до какого-либо уровня в обязательном порядке будет. Всё это будет сопровождаться всевозрастающей борьбой среди фотографов и постепенным выпихиванием любителей профессионалами и полупрофессионалами.

Причём эти специалисты не придут извне — всем настоящим профи не до стоков — они пользуются спросом и без того, и достаточно получают, стоки им не необходимы и не увлекательны. Общеизвестно, что туда-сюда обычный финансовый выброс со стоков достигается лишь вложением весьма приличного количества ежедневного усердного труда и ежедневных временных затрат. Готовые профи на данный момент смогут реализовывать собственное время значительно дороже, чем им заплатит микростоковый бизнес.

Новые профи микростоков покажутся, и уже появляются, изнутри микростоков. Это те, кто начал получать фотографией первые деньги конкретно на стоках, те, кто на них вырос и встал, те, кто ощущает ритм стоков. Та самая юная шпана.

Они и вытеснят любителей, правильнее кроме того не то, что вытеснят, а не разрешат тем выйти далеко за их текущий уровень стоковых доходов, подбирая под себя всё значительную часть рынка.

Плюс ещё какую-то роль сыграют профи из государств с низкими доходами. Из бывшего соцлагеря, из азиатских государств. Их на стоках делается всё больше уже на данный момент. Это — ещё не новое поколение.

Это — те, кто может делать прекрасно, но в собственной стране не отыскал высокооплачиваемой ниши.

Сообщи, а как ты расцениваешь возможности русскоязычных микростоков, каковые сравнительно не так давно начали либо лишь собираются начать собственную работу?

Захотят и смогут нормально трудиться — будут прекрасно получать.

Можешь что-нибудь сообщить фотографам, каковые еще лишь присматриваются к микростокам?

Присматриваться не нужно — нужно пробовать. Попытаетесь — весьма скоро сами осознаете, для вас ли данный бизнес. Как и каждый, он даёт ощутимую отдачу лишь при достаточно важных вложениях времени и труда. Желаете получать на стоках приличные деньги — приготовьтесь трудиться над этим по паре часов ежедневно без выходных.

Непременно добьетесь собственного. Желаете получать на пиво — имеете возможность позволить себе заниматься этим делом по настроению и под пиво. Как и в любом деле, тут честны пословицы Легко не выловишь и рыбку из пруда и Что посеешь — то и пожнёшь.

Никаких золотых гор за просто так в данной индустрии, как и в каждый, нет.

Лев, благодарю за увлекательный беседу, и удачи!

Источник: http::/www.microstock.ru/Создатель: Лев Долгачев (вопросы задавал Дмитрий Станкевич)

Собака лает, караван идёт… (Бумер)


Интересно почитать:

Самые интересный результаты подобранные по Вашим интересам: